Шри Ланка. Ульрих Макош

/Книги о Шри-Ланке/Шри Ланка. Ульрих Макош

Оглавление. Шри Ланка. Ульрих Макош


Шри Ланка. Ульрих Макош ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Ulrich Makoch PARADIES IM OZEAN Leipzig, 1971 Перевод с немецкого В. Смирнова Книга подготовлена к печати при участии Института этнографии АН СССР имени Миклухо-Маклая Предисловие и научная редакция В. Кочиева Оформление художника Б. Чупрыгина © Перевод на русский язык. Издательство «Мысль». 1974 Оглавление Предисловие Вправду ли этот остров — рай? Теплица

Предисловие. Шри Ланка. Ульрих Макош

Предисловие Уже в древности в странах Востока шла молва об этом благодатном острове с богатыми многолюдными городами и роскошной тропической растительностью. От полководцев Александра Македонского, попытка которого завоевать Индию закончилась столь бесславно, греки впервые услышали рассказы о самоцветах Ланка. Об острове знали и в Древнем Риме: предприимчивые купцы-посредники вывозили оттуда драгоценные камни, жемчуг, пряности и другие предметы роскоши, на которые столь падки были патриции в период заката Римской империи. С расцветом арабских халифатов торговлю с Синхаладвипой, т. е. островом синхалов (львов), захватили арабские купцы. Они на свой манер переименовали Синхаладвипу в Серендиб. Под этим названием Шри Ланка стал широко

В окрестностях Канди

В сущности говоря, Канди и Перадения уже слились воедино, и в истории цейлонской культуры они также неразлучны. Ботанический сад Перадении — один из прекраснейших садов, когда- либо виденных мной. Растительность здесь — это нечто фантастическое. Таких пальмовых аллей, вероятно, нет во всей Южной и Юго-Восточной Азии. Посередине сада течет река Махавели — источник плодородия долины Канди. Через реку переброшен узкий мост, он ощутимо качается, когда по нему идешь. У входа в парк высится тихий старинный дом для приезжих, в котором более полувека тому назад жил немецкий ботаник Конрад Гюнтер. Дом стоял здесь еще при Эрнсте Геккеле, занимавшемся в оранжереях научными

В царском дворце

Все хорошо сочетается одно с другим: чудесное, гладкое, как зеркало, озеро Далада-Малигава, выкопанное двести лет назад по повелению царя, за ним остатки тронного зала и царский дворец. В наши дни дворец стал одним из лучших музеев Шри Ланка. К сожалению, и в этом музее почти нет печатных материалов, которые могли бы рассказать иноземному гостю о прошлом страны. Правда, руководство музея прилагает все усилия, чтобы восполнить этот пробел и в какой-то мере отобразить историю «Маха Нувара Сенкадагала» — великого города Сенкадагала, как называли Канди раньше, до прихода чужеземных захватчиков, «упростивших» название. Дворец царицы («Нижний дворец») и дворец правителя и в самом

Вправду ли этот остров рай?

Я отправился в путешествие зимой и радовался тому, что в этом году у меня не будут мерзнуть пальцы. Я могу оставить перчатки дома и не опасаться, что в радиаторе автомашины замерзнет вода или что мое пальто окажется слишком тонким: путешествие по Шри Ланка дарило мне второе лето. Не только тепло среди нашей зимы, но и — что еще важнее — радушие и гостеприимство людей небольшого острова у южной оконечности Индии обещали сделать мое пребывание на нем приятным. Я неделями разъезжал по стране с пышной тропической растительностью, знакомился с музеями, библиотеками и университетами, посещал коллег, беседовал с художниками, писателями и коммерсантами,

Канди — жемчужина на реке Махавели

Что привлекательнее: Канди, некогда легендарная столица островного королевства, до 1815 года сохранявшая свою независимость, или дорога туда? Я бывал в Канди несколько раз и все же не решаюсь ответить на этот вопрос. Канди и в самом деле жемчужина, но крутая, извилистая дорога проходит по таким райским местам, которые не назовешь иначе как «ланкийские», и это — высшая похвала. Куда ни глянь — всюду зелень: зеленый рис, зеленый чай, зеленые пальмы, зеленые широколиственные банановые рощи, и нигде это изобилие зеленого цвета не угнетает, не оскорбляет взора, потому что он везде к месту. Самое прекрасное в поездке — это лежащие далеко внизу,

На промышленной выставке

В конце 1964 года мелкие торговцы и крупные коммерсанты, монтажники и инженеры, строители и архитекторы многих стран мира съехались в Шри Ланка для участия в крупнейшей в истории острова промышленной выставке, на которой были представлены также сотни цейлонских экспонентов. Прошло несколько недель, и бывший ипподром, где разместилась выставка, не узнать. Там, где раньше толклись лошади и блистали шикарные туалеты, в землю вгрызаются ковши экскаваторов, гудят колонны тракторов и грузовиков, сгружаются огромные ящики, сооружаются павильоны и выставочные залы. Цейлонские специалисты не имели опыта организации выставки такого масштаба. Но когда 1 февраля 1965 года выставка, наконец, открылась, почти все необходимое было сделано,

Оазис искусства

«Чандралекха» — это школа танца в Канди, школа необычная, считающаяся одной ведущих на острове. Чандралекха была первой женщиной, нарушившей в 1932 году традицию, запрещавшую женщинам исполнять кандийские танцы. Для того времени это был мужественный шаг, вызвавший немалое сопротивление. Одним из ее учеников был Васантха Кумар. Его имя стоит в одном ряду с именем известного танцора и учителя танцев Читрасены, так много сделавшего для пропаганды ланкийского танца в своей стране и за рубежом. Васантхе Кумару немногим больше сорока лет. Он среднего роста, длинноволосый, в очках, ведет аскетический образ жизни. Занимаясь научными исследованиями в области кандийского танца, он опубликовал много трудов на

Теплица без стекла

Не успел я приехать, как друзья тут же потащили меня на какой-то праздник, и мы отметили радостную встречу, забыв при этом, что арака и тропическая жара — вещи несовместимые. Во всяком случае я обогатился опытом и по праву могу дать всем вновь прибывающим на остров добрый совет: к этому крепкому национальному напитку нужно относиться весьма осторожно. Но довольно об этом. Чего доброго, мои друзья могут приписать мне дурные намерения, а этого я никак не хочу. Столица бурно развивающейся страны — Коломбо, население которой в семидесятые годы медленно приближается к миллионному рубежу, расположена в столь жарком климате, что напоминает теплицу без

У веддов

Мое пребывание в Канди близилось к концу. Я бродил по его улочкам, знакомился с людьми, накапливал впечатления. Осталось нанести один визит и выполнить несколько поручений. И тут один мой коллега из Канди неожиданно предлагает мне съездить к веддам. Я так много слыхал и читал об этом удивительном народе, что с самого начала решил непременно познакомиться с ним. Трудность такого рода знакомства заключается в том, что иностранцу трудно найти опытного проводника. Кроме того, путешествие длится несколько дней, а времени обычно в обрез. Вот почему, получив упомянутое предложение, я в радостном настроении возвращаюсь в мое обиталище к Ладе Кароусеку, моему временному попутчику

Метаморфозы Шри Ланка

В этот симпатичный городок неподалеку от Коломбо я приезжал четырежды. И каждый раз заново открывал для себя Келанию. Во время первой поездки по городу мой коллега сделал незапланированную остановку. Миновав несколько кварталов, я оказался перед колоссальной лестницей. Когда я наконец одолел бесчисленные ступеньки, меня попросили снять ботинки. Шел дождь, носки быстро промокли. Вскоре я понял, почему меня заставили это сделать: я стоял у врат знаменитого храма Келании, ему почти полторы тысячи лет. Чтобы попасть внутрь, нужно было пройти между высокими колоннами, окрашенными, как и весь храм, в желтый цвет. Сохранилась часть фресок, изображающих жизнь Будды. По-видимому, они неоднократно реставрировались. Преобладают

Щепотка чая

Нувара-Элия издавна славилась своим мягким климатом и превосходным кофе. Правда, теперь кофе вытеснен «Его Величеством чаем». Здесь выращивают отличный горный чай. И если общепризнано, что на Шри Ланка выращивают лучший чай в мире, то в этой местности разводят лучший чай этой страны. Еще Эрнст Геккель, очарованный здешними местами, писал в 80-х годах прошлого столетия, что климатические условия и почва здесь весьма благоприятны для выращивания ценных культур и «недалек тот день, когда весь этот горный край, за исключением очень немногих районов, превратится в край изобилия, которому нет равных». Теперь это время настало. Правда, кофейные плантации, которыми некогда восторгался Геккель, исчезли. Дело

Запах корицы

На складах портовых городов Коломбо и Тринкомали нередко пахнет корицей. Ланкийская корица и поныне считается одной из лучших в мире. На западном побережье острова от Путталама до Матары имеются идеальные условия для возделывания коричного дерева. Первый урожай дерево приносит там уже через три года после посадки, а спустя двенадцать лет входит в полную силу. Здесь, на побережье, я видел деревья столетнего возраста. В 1968 году Цейлон экспортировал корицу на сумму более тридцати миллионов рупий, однако удельный вес корицы в экспорте понизился: чай, каучук и кокосовый орех оттеснили ее. А ведь не так давно корица занимала в жизни «вечнозеленого острова» не

В царстве чая

Уехавшие гости оставили мне в подарок по фунту чая. Если бы я захотел захватить с собой весь ароматный, свежий, восхитительный чай, полученный мной в виде подарков, пришлось бы купить новый чемодан, и можно было бы открыть в Берлине чайную. Назавтра я отправился в Матале — район «высоко-горного чая», культивируемого на высоте до двух тысяч метров. Ниже культивируют равнинный чай, примерно в тех же местах, что и каучуковое дерево. В ратуше Матале — города, знаменитого своими игроками в хоккей на траве (они составляют костяк сборной команды страны), меня встречает много добрых друзей. Они показывают мне город. Затем мы направляемся на чайную

Сигирия — жемчужина рая

Сегодня мне повстречался сам господин Кассапа по прозвищу Отцеубийца, человек крайне неприятный. Дело было днем, солнце пекло немилосердно, настроение у меня было как после скучного доклада. По правде говоря, я полагал, что господин Кассапа давным-давно умер. По крайней мере так мне сказали в Коломбо. И вдруг он как ни в чем не бывало предстал передо мной. На шее у него зияла страшная рана, искусно прикрытая шелковым платком. Ну разве можно не побеседовать с такой прославленной личностью, ставшей на Цейлоне, несмотря на свои гнусности, легендарной. Здесь каждый младенец знает его имя! Итак, я спрашиваю, как ему живется после тех трагических и

Капля нефти

В Негомбо я несколько дней отдыхаю. Этот маленький (35 тыс. жителей) тихий городок неподалеку от Коломбо, окруженный рыбацкими поселками и каналами, знаменит своими превосходными крабами. Море наложило на Негомбо свой отпечаток. Узкие улочки, лавки, старая церквушка и базар, ошеломляющий своей пестротой, торговки рыбой, наперебой предлагающие «дары моря»,— таковы мои первые впечатления по приезде. К этому следует добавить широкий, светлый пляж, где рыбаки раскладывают сети, и, конечно, маленькие, словно игрушечные, катамараны с бревном — противовесом для большей устойчивости. У рыбаков в окраинной части города, неподалеку от берега, я коротаю время. На другой день мое внимание привлекает странная буйволовая упряжка. Жители Негомбо

Города в руинах

В Анурадхапуру, находящуюся в четырех часах езды от Коломбо, можно попасть теперь по железной дороге. В старину этот путь приходилось проделывать на слоне, и времени он отнимал куда больше. Однако в старину едва ли кому могло прийти в голову предпринять подобное путешествие, ибо Коломбо долгое время оставался захолустным местечком, тогда как Анурадхапура начиная с 435 года в течение нескольких столетий служила резиденцией царей.Древний город ныне лежит в руинах, а рядом с ним возводится новый (в нем 35 тыс. жителей). Уже выстроен вокзал в современном стиле, по вечерам освещаемый неоновыми лампами. Дом для приезжих, где я живу, стоит в старом парке.

Нувара-Элия

Поездку в Нувара-Элию я совершил в первые же дни моего вторичного посещения страны. Пригласившие меня люди преследовали этим несколько целей: во-первых, я должен увидеть как можно больше и поэтому как можно скорее попасть во внутреннюю часть острова; во-вторых, первые дни пребывания в Коломбо часто связаны с недомоганием, так как организму требуется несколько дней на акклиматизацию, и в горной Нувара-Элии эта перестройка дастся мне легче; в-третьих, я смогу провести рождество «там, наверху». ...Поезд отправляется с центрального вокзала в Коломбо в 9.30. В вагонах просторно и опрятно. Железная дорога здесь в стране — весьма интенсивно используемое средство сообщения, ее популярности немало способствуют

На юг — в Галле

Мне достался «Сезам, отворись!» — небольшой пропуск, напечатанный красными сингальскими буквами, обеспечивший мне беспрепятственный проезд в Галле. При обычных обстоятельствах для поездки в Галле не требуется никакого специального разрешения, однако в нынешний год Шри Ланка справляет в Галле свой национальный праздник. Дело в том, что за последние годы стало обычаем проводить официальные торжества страны каждый раз в другом городе, и на этот раз в день 4 февраля праздничным блеском засиял старый Галле. Скептики посоветовали мне тронуться в путь заблаговременно и не особенно полагаться на красный пропуск: шоссе ввиду предстоящих торжеств будет битком забито машинами, так что на быстрое продвижение рассчитывать

Осторожно — орех!

В нашем путешествии нас постоянно сопровождает кокосовая пальма. Она растет на острове повсюду: у дорог, вдоль побережья, и в речных долинах, на возвышенностях и в деревнях. Здешний климат ей по нраву, она хочет, чтобы ее нежили, и отступает лишь перед холодком, веющим с гор. По ночам пальма баюкает меня во сне, шорох ее жестких листьев здесь — один из обычных голосов ночи. Совсем иначе встречает она меня в некоторых парках и ботанических садах, а именно дощечками с предостережениями: «Осторожно, орехи падают!» Дощечки эти не столь многочисленны, как были бы им подобные у нас дома, однако приходится всерьез считаться с опасностью,

Мартин Викремасингхе

Его книги продаются по всей Шри Ланка и переведены на многие языки. Викремасингхе, виднейшему ланкийскому писателю, скоро исполнится восемьдесят лет. Несмотря на белые как снег волосы, он полон все того нее боевого духа, что и пятьдесят с лишним лет назад, когда он заявил себя страстным сторонником Геккеля.Писатель живет не в столице, и, так как телефона у него нет, я полагал, что совершу большую бестактность, явившись к нему без предварительного уведомления вместе с одним ланкийским писателем, его собратом по ремеслу. Мой друг развеял мои сомнения: «Мы просто зайдем навестить его. У нас это принято».Викремасингхе дома. Он сидит за письменным столом и

Ратнапура — город самоцветов

Драгоценные камни с незапамятных времен наложили свою печать на город Ратнапуру и даже дали ему название. «Ратна» — драгоценный камень, «пура» — город. После двух часов езды на автомобиле от Коломбо в юго-восточном направлении город вырастает передо мной внезапно. Дорога круто идет вверх. На берегу реки Келани, прежде чем автомобиль въезжает в боковую долину, мы обгоняем с трудом подымающийся в гору экспресс из Коломбо. Своей планировкой Ратнапура (30 тыс. жителей) напоминает Канди, хотя улицы в городе самоцветов кажутся мне запутанней и чем-то таинственней. Возможно, это следует отнести за счет старинной традиции, которой придерживаются гранильщики драгоценных камней, а быть может, из-за

В заповеднике Яла

После нескольких безуспешных попыток я в конце концов становлюсь гордым обладателем удостоверения, дающего мне возможность провести несколько дней в бунгало в Яле, на территории национального парка Рухуну. Уплатив соответствующий взнос, я готовлюсь к отъезду. В Яле не прочь побывать многие туристы, однако возможности устроиться там весьма ограниченны. Вот почему я так обрадовался, когда туристическое бюро ответило положительно на мое ходатайство, хотя мне пришлось пережить несколько полных томительного ожидания дней. Еду я не в одиночку, а с одним добрым другом, уже не раз выручавшим меня из затруднений и в совершенстве владеющим искусством фотосъемки, и советы он мне дает добрые. Надо обзавестись

На Мальдивских островах

«Да будет с тобой мир!» — с этим традиционным приветствием, обычным у мусульман Мальдивских островов, принимает меня в порту Коломбо капитан на борт своего пароходика, битком набитого почтой и товарами. Мальдивские острова, куда он направляется, расположены в 650 километрах от Коломбо. Они лежат в стороне от основных рейсов морских кораблей и линий воздушных сообщений. Добраться туда трудно, разве что пароход «Мэлдайв нэшнл трейдинг корпорейшн» (компании, осуществляющей значительную часть внешней торговли с Мальдивами и держащей в Коломбо бойко работающую контору) захватит с собой столичного гостя. Переезд по морю длится несколько дней. Разумеется, лететь по воздуху было бы скорее, однако самолет из

Хиккадува

Именем Тапробане назвали Шри Ланку древние греки, когда открыли его для себя и «Тапробане» же называется один из крупнейших отелей в Коломбо, в котором я вчера вместе с несколькими моими друзьями отпраздновал встречу Нового года и открыл Шри Ланку для себя на весьма неприятный лад: в преизбытке потребленная арака нанесла мне такой удар, что кажется, будто меня колотило головой об острый коралловый риф. Теперь я знаю, что капля араки в тропиках действует с удесятеренной, силой, и приобретенный опыт отравляет мне первый день Нового года, ибо ровно в семь утра перед отелем останавливается заказанный для праздничной поездки автомобиль, который должен доставить