В Негомбо я несколько дней отдыхаю. Этот маленький (35 тыс. жителей) тихий городок неподалеку от Коломбо, окруженный рыбацкими поселками и каналами, знаменит своими превосходными крабами. Море наложило на Негомбо свой отпечаток. Узкие улочки, лавки, старая церквушка и базар, ошеломляющий своей пестротой, торговки рыбой, наперебой предлагающие «дары моря»,— таковы мои первые впечатления по приезде. К этому следует добавить широкий, светлый пляж, где рыбаки раскладывают сети, и, конечно, маленькие, словно игрушечные, катамараны с бревном — противовесом для большей устойчивости. У рыбаков в окраинной части города, неподалеку от берега, я коротаю время.

На другой день мое внимание привлекает странная буйволовая упряжка. Жители Негомбо наверняка не видят в ней ничего особенного. Буйвол устало тащит по песку скрипящую повозку на двух колесах. На ней прикреплен красный бак, похожий на цистерну, в которой возят воду. Но в этом баке не вода, а керосин. Звонок, а иногда и приделанный к повозке автомобильный гудок вызывает рыбаков из их домов, когда эта странная упряжка проезжает мимо. Они спешат к ней со всевозможными сосудами: мисками, кувшинами, чашами, стаканами, продавец керосина наполняет их драгоценной влагой, дающей свет рыбацким жилищам. За минувшие десятилетия господа-колонизаторы не позаботились об электрификации страны, и сегодня большинство деревень острова не имеют электричества. Покупают четверть литра, а то и половину, в зависимости от доходов и потребностей. И так в каждом доме.

Начиная с 1875 года, когда применявшееся до тех пор кокосовое масло было заменено керосином, тележка концерна «Шелл» много десятилетий подряд приезжала в Негомбо. Через посредство «торговца керосином» по каплям высасывали соки из народа. Это принадлежащее ранее компании «Шелл» хозяйство — самая примитивная заправочная станция из всех, когда-либо виденных мной,— раскрывает суть эксплуатации острова.

В Негомбо я наблюдал, как старые вывески «Шелл», «Эссо» и «Калтекс» заменялись новой — «Ланка». На ней изображен бегун с горящим факелом в руке. 1 января 1964 года под давлением народа началась национализация трех крупных иностранных компаний, монополизировавших всю нефтяную торговлю и создавших значительные трудности в развитии страны. Прибыли нефтяных компаний в недавнем прошлом достигали в среднем 40% в год! В 1962 году правительство Цейлона в противовес им основало государственную нефтяную компанию «Ланка петроль». Но монополии не думали отступаться от лакомого куска. Ведь после риса и текстиля нефть занимает второе место в импорте страны: нефти ежегодно ввозится на сумму около ста двадцати пяти миллионов рупий, 75% процентов производства электроэнергии Шри Ланка основывается на нефти. «Шелл», «Эссо» и «Калтекс», договариваясь между собой, взвинчивали цены. Дошло до того, что их цены на нефть на 33 % превысили государственные. К этому следует добавить, что свои прибыли они никогда не вкладывали в экономику страны, например никогда не искали нефть на Цейлоне и отнюдь не стремились поставить нефтяное хозяйство страны на собственные рельсы. Как правило, свои доходы они перечисляли за границу. Та же картина наблюдалась и в Индии. Правительство предложило иностранным компаниям понизить цены до нормального уровня. Компании отказались. Цейлон дал решительный ответ — вскоре компании были национализированы. «Ланка» взяла продажу нефтепродуктов в свои руки, ликвидировав монополию трех иностранных фирм. Нефтяные короли грозили прекратить поставки нефти на Цейлон. Они отказались от предложенной им — кстати сказать, немалой — компенсации и побудили правительство США прекратить «помощь» Цейлону. Это решение шло вразрез с национальным суверенитетом молодого государства, но в конце концов привело к тому, что даже некоторые правые круги стали поругивать американскую политику.

Угрозы не возымели действия. Национальное правительство опиралось на изменившееся положение в мире. Уже существовали поставщики нефти, которые не пользовались своими поставками как средством наживы, например СССР, Арабская Республика Египет.

Правительство заключило с Советским Союзом и Египтом выгодные соглашения о поставках нефти. Обе страны помогли Шри Ланка успешно завершить начатую 1 января 1964 года национализацию. Конечно, для осуществления этого мероприятия требовалось большое мужество, но народ не хотел больше терпеть унижений. Национализация нефтяных компаний и отпор вымогательствам явились как бы пробой сил, продемонстрировавшей не только мужество, но также и зрелость и волю народа острова. В тот день, 1 января 1964 года, по радио выступила премьер-министр госпожа Бандаранаике: «С сегодняшнего дня «Цейлонская нефтяная корпорация» получает исключительное право на ввоз и распределение нефтепродуктов, а «Страховая корпорация Цейлона» — монополию на все страховые операции. Эти героические шаги были предприняты несмотря на сильнейшее сопротивление заинтересованных кругов… Мы предприняли эти шаги по тщательному размышлению еще и потому, что мы убеждены, что они пойдут на благо всей страны. Если мы хотим найти источники, необходимые для быстрого экономического развития страны, мы должны очень осмотрительно распоряжаться нашими валютными запасами…

Независимо ни от чего полный переход этих компаний в наши руки, несомненно, является шагом вперед по пути экономической независимости страны. Наша политическая свобода ничего не значит до тех пор, пока иностранные монополии мертвой хваткой держат за горло нашу экономику».

…Теперь два раза в неделю повозка приезжает к рыбакам. Ее заново покрасили и нарисовали новый фирменный знак, но сквозь него еще проступает желтая ракушка концерна «Ройял Датч-Шелл», которому повозка принадлежала раньше.

Упряжка буйволов неторопливо едет по песчаным дорогам Негомбо, возница звонком или гудком оповещает рыбаков о своем прибытии, а те с посудой в руках спешат купить керосин — так уж заведено в течение многих десятилетий. И все же многое изменилось: керосин подешевел. Подешевел, потому что продает его государство, подешевел, потому что поставляют его Советский Союз и другие страны без унизительных условий и ультимативных цен. Но главное то, что прибыль, поступающая в государственную казну, послужит уничтожению колониального наследства, превратившего Шри Ланка в отсталую страну, где большинство домов и хижин не имеют электричества. Теперь каждая капля нефти, невзирая на все существующие трудности,— а их немало — должна помочь в достижении этой цели.